Меню

Архитекторы индивидуального жилых домов

ТОП-10 собственных домов великих архитекторов

Уникальный проект, неординарные решения, экспериментальный подход — так можно сказать про дома, которые архитекторы проектируют для своих семей. Собственный дом архитектора — это его автопортрет, ведь в этом здании воплощаются мысли и чувства автора, его мечты и самые смелые идеи. И это единственный вариант, когда архитектор одновременно является и заказчиком, и исполнителем. Мы сделали подборку оригинальных домов, выстроенных всемирно известными мастерами архитектуры лично для себя.


Дом и студия Фрэнка Ллойда Райта. Oak Park, Иллинойс, США

Именно здесь жил знаменитый американский Пионер архитектуры с женой и шестью детьми. Фрэнк Ллойд Райт построил дом в 1889 году, женившись в 22 года и получив кредит в размере 5000 долларов от своего работодателя Луиса Салливана.

Внешний облик дома начинающий архитектор выполнил в «Shingler Style»- живописном стиле, распространенном в то время среди домов богатых семей на Восточном побережье. Угадывается влияние Салливана — архитектура дома упрощена, Райт ушел от принятых в округе «куполов-реп» и «шпилей-штопоров», как он сам насмешливо называл дома соседей. Фасад дома выделяется смелыми геометрическими формами — треугольным фронтоном на прямоугольном основании, широкими ленточными окнами и сложной формой веранды.

Позже, когда Райт начал свою собственную архитектурную практику, он сделал к дому пристройку для дизайн-студии.

Сейчас здание является национальной исторической достопримечательностью.

Дом Мельникова. Кривоарбатский переулок 10, Москва, Россия.

Один из самых удивительных домов Москвы скрывается в зелени Кривоарбатского переулка за простым деревянным забором. Это дом-мастерская архитектора Константина Мельникова.

Архитектор активно работал на благо городских и муниципальных служб в 1920-х годах, создавая свои знаменитые клубы и гаражи. Моссовет выделил архитектору землю и ссуду на 15 лет для постройки собственного дома и мастерской. Предполагалось, что проект станет экспериментальной моделью. Архитектор хотел опробовать идею круглого дома, которую он планировал сделать прототипом секционных цилиндрических домов-коммун. Константин Степанович исходил из того, что цилиндр обеспечивает наибольшую площадь здания, минимизируя поверхность стен без прямых углов. Кроме того, возникла острая нехватка материалов, и Мельников показал, как можно добиться эффективности при минимальных затратах: он использовал кирпичную «сетку», заполнив ее гексагональными окнами и обеспечив хорошее естественное освещение в комнатах.

После завершения строительства дом стал настоящим местом паломничества не только людей творческих профессий, но и всех желающих. Константин Мельников жил в доме до своей смерти в 1974 году, а его сын — художник Виктор Мельников проживал здесь до 2006 года. После смерти Виктора Константиновича архитектурное творение его отца сопровождал ряд скандалов, связанных с наследством. Сейчас дом находится в ведомстве Государственного музея архитектуры им. А.В.Щусева, и ему предстоит серьезная реставрация.

Gropius House / Дом Вальтера Гропиуса. Линкольн, штат Массачусетс, США

В 1938 году основателю школы Баухаус, немецкому архитектору Вальтеру Гропиусу, под давлением нацистского режима пришлось эмигрировать в США, приняв приглашение Гарвардского университета стать преподавателем.

Gropius House — первая постройка архитектора в Америке. Гропиус возвел его в 1938 году в модернистском стиле, с белым фасадом с вертикальной обшивкой и множеством ленточных окон, вставками из стеклянных блоков, плоской крышей. Дом сильно выделялся среди традиционных построек округи — люди специально приезжали, чтобы увидеть гибрид традиций Новой Англии и модернистских учений Баухауса.

С 2002 года дом является национальной исторической достопримечательностью США.

Glass House / «Стеклянный дом» Филиппа Джонсона. Понус-Ридж-роуд 798-856,
Нью-Канаан, Коннектикут

Американский архитектор Филип Джонсон спроектировал знаменитый Glass House как свою собственную резиденцию. Дом считается иконой международного стиля и национальной исторической достопримечательностью США. Считается, что архитектор вдохновлялся проектом дома Фансуорт Миса ван дер Роэ, следуя принципу «меньше — значит больше».

Строительство одноэтажного здания было завершено в 1949 году. Glass House — небольшой дом с открытой планировкой и фасадами из стекла. Внутреннее пространство представляет собой одну комнату, поделенную на зоны невысокими деревянными модулями, а единственным закрытым помещением в доме стала ванная комната из кирпича. Мебели — по минимуму.

Стеклянный дом стал не просто архитектурным объектом, а частью большого ландшафтного проекта. За 50 лет своей архитектурной деятельности Джонсон возвел на своем участке 14 сооружений, Glass House стал первой постройкой.

Сейчас комплекс включает в себя гостевой дом, художественные галереи и павильоны.

Casa das Canoas Оскара Нимейера. Барра-де-Тижука, Рио де Жанейро

Бразильский архитектор Оскар Нимейер построил дом для своей семьи в 1951 году. Дизайн дома — воплощение как современной архитектуры, так и собственного стиля архитектора. Это уникальная интеграция минималистской и органической архитектуры. Дом расположился на склоне холма в окружении пышной зелени и из его окон открывается потрясающий вид на залив. Желание Нимейера состояло в том, чтобы спроектировать свою резиденцию в абсолютной свободе, плавно интегрировав его в окружающую среду и неровный ландшафт.

Историки и искусствоведы определяют дом как один из самых значительных образцов современной архитектуры.

Gehry Residence / Дом Фрэнка Гери. Санта-Моника, Калифорния, США

В 1977 году Фрэнк и Берта Гери приобрели недорогое бунгало в калифорнийской Санта-Монике. В течение года дом, первоначально выполненный в колониальном стиле, внешне сильно видоизменился, став очередным шедевром архитектора-деконструктивиста — Гери «обернул» его в новую оболочку из стекла, гофрированных металлических листов, цепей, фанеры. Архитектор хотел доказать, что искусство может быть создано из чего угодно, даже из подручных материалов.

Дом стал вызовом для окружающей застройки и вызвал большой резонанс. Соседи были шокированы и рассержены — кто-то пытался подать в суд, кто-то — даже добиться ареста архитектора, проходили протесты и печатались негативные статьи в прессе. Но Фрэнку Гери удалось отстоять свой дом и даже в начале 90-х провести реконструкцию.

Cabanon Ле Корбюзье. Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция

Кабанон — это не дом, а скорее хижина или крохотная дача на Лазурном берегу Франции и последнее место уединения великого Ле Корбюзье.

Дача Ле Корбюзье не вписывается в строительные нормативы Франции и не может считаться жильем, ее площадь всего 13,4 м2 (3,66 на 3,66 м) — по сути, одна комната. Тем не менее, постройка тщательно спроектирована по модульной системе, разработанной Ле Корбюзье на основе пропорций человеческого тела. Ни одного квадратного сантиметра не пропало даром. В деревянном доме есть все необходимое: рабочее место, зона для отдыха, система хранения вещей, сантехника и примитивная система вентиляции. Еще больше про хижигу Ле Корбюзье можно прочитать здесь.

The Aalto House. Мунккиниеми, Хельсинки

В 1934 году финский архитектор Алвар Аалто вместе с женой спроектировали свой будущий дом для участка в районе Мунккиниеми в финской столице. Семья смогла переехать в собственное жилье уже через год после создания проекта и до 1955 года дом исполнял функцию жилой резиденции и офиса одновременно.

Дизайн дома прекрасно отразил мысли Аалто об архитектуре 1930-х годов с идеальным слиянием различных природных текстур и материалов, сохраняя при этом ясность течения функционализма и рациональную организацию плана. Функционализм хорошо определяется выбранным расположением окон и ориентацией каждой комнаты в соответствии с естественным освещением. Сочетание темного дерева с белым кирпичом выглядит очень просто и элегантно.

Casa Luis Barragan / Дом-студия Луиса Баррагана. Мехико, Мексика

Luis Barragan House and Studio, также известный как Casa Luis Barragan построен Луисом Барраганом в 1948 году и представляет собой одно из самых интернациональных трансцендентных произведений современной архитектуры, отражая стиль, в котором работал архитектор в послевоенный период.

Дом оставался его резиденцией на протяжении 40 лет, до самой смерти в 1988 году. В 1994 году он был преобразован в музей, управляемый родным штатом Баррагана Халиско и Фондом Arquitectura Tapatia Luis Barragan. В 2004 году дом был назван ЮНЕСКО объектом Всемирного наследия.

Дом Луиса Баррагана — это шедевр, в котором объединились традиционные и народные элементы, а также разнообразные философские и художественные течения.

Решение построить дом на небольшой улице в старом рабочем районе Такубая само по себе является манифестом. Этот район состоял из скромных, небольших домов, так называемых «vecindades» — традиционных жилых построек Мехико. Из-за своего строгого внешнего вида дом был бы почти незаметен, за исключением масштаба, который контрастирует с остальными зданиями по соседству.

Во внешнем виде угадывается жилище творческого человека, и в то же время материалы говорят об интроспективном и интимном характере, парадоксально скромном и намеренно анонимном. Это архитектура ровных поверхностей и прямых углов — без единой попытки хоть как-то их сгладить.

Полупрозрачное, закрытое сетчатое окно библиотеки — это единственный элемент, выступающий над плоскостью фасада. Почти весь экстерьер сохранил цвет и естественную шероховатость оштукатуренного бетона, окрашены только входные двери и оконные конструкции. Отдельное внимание привлекает Белая башня, использовавшаяся в качестве источника.

Прелесть дома Баррагана — в его интерьерах, необычайно красочных и узнаваемых. У каждого этажа и даже комнаты — своя цветовая палитра. Барраган работал с минималисткой оболочкой так, как художник с простым белым листом бумаги, заполняя его точными и сочными мазками, цветом и выверенными деталями.

Дом Шехтеля. Ермолаевский переулок, Москва, Россия

В конце XIX века семейство Шехтелей проживало в доме на Петербургском шоссе, но в силу обстоятельств они приняли решение переехать. Архитектор приобрёл небольшой участок на углу Ермолаевского и Трехпрудного переулков и в 1896 году начал строительство дома по собственному проекту.

Фёдор Шехтель смог вписал здание в неправильный по форме земельный участок, при этом не оставив места для внутреннего двора. Вдоль красной линии улицы он расположил только гостиную с ризалитом, а остальные комнаты архитектор разместил вокруг центральной оси здания — парадной лестницы. В 1904-м Шехтель дополнил дом двухэтажной пристройкой с северной стороны. В письмах А. П. Чехову архитектор отмечал, что «построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу».

Исследователи отмечают, что именно в собственном доме Шехтеля хорошо прослеживается творческий переход архитектора от неоготики к модерну.
В доме-замке Федор Осипович Шехтель прожил 14 лет, переехав в 1910-м в свой новый особняк на Большой Садовой. Это же владение было переуступлено Е.А. Дунаевской, имевшей чин почетной гражданки.

После прихода к власти большевиков в 1917-м году, особняк Шехтеля использовался различными государственными учреждениями, а в 1944-м передали на баланс Министерства иностранных дел. С тех пор в этом доме находились дипмиссии зарубежных стран. Сегодня здание занимает посольство Уругвая.

Вы можете совершить виртуальную прогулку по особняку Шехтеля и другим особнякам Москвы прямо сейчас!

Читайте также:  Гостевые парковки во дворах жилых домов

Строительство частного дома © 2021
Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению.

Adblock
detector