Меню

Архитектура римского жилого дома

История архитектуры

Вы здесь

Жилые сооружения Римской империи. Инсулы

В период империи римское жилище претерпело существенные изменения, вызванные коренными преобразованиями социально-экономической природы римского общества. Это было время все более прогрессирующего социального расслоения, быстрого обогащения одних и обнищания других, более многочисленных групп населения. Заметно усилился приток в города людей с периферии Италии и из провинций. Переполнение городов населением с низким прожиточным минимумом вызвало и потребность в ускоренном строительстве дешевых жилищ. Это привело к созданию нового типа жилища — инсулы, многоэтажного жилого дома со сдававшимися внаем квартирами.

ИНСУЛЫ

Практическую возможность для создания такого типа здания дало развитие римской строительной техники (римский бетон с кирпичной облицовкой, сводчатые перекрытия, сравнительно недорогая стоимость строительства).

Первые упоминания о многоэтажных домах в Риме относятся еще к концу III в. до н. э. В I в. до н.э. Цицерон, упоминая о многоэтажных домах, образно говорил: «Рим . поднялся кверху и повис в воздухе». В начале империи Витрувий отмечал, что многоэтажный дом является удачным средством решения жилищной проблемы. Уже со времени Августа появляется специальное законодательство, запрещающее чрезмерную высоту инсул. Август ограничил их высоту 70 футами (20,79 м). Траян еще более уменьшил норму высоты, доведя ее до 60 футов (17,83 м).

В эпоху империи инсула стала основным типом жилища в крупнейших городских центрах, таких, как Рим и Остия. Согласно официальной статистике, в Риме в начале IV в. н.э. было всего 1790 особняков и 46 602 инсулы.

166. Остия. Фасад инсулы 167. Рим. Инсула на улице Джулио Романо, II в. н.э. Реконструкция фасада

Инсула была качественно отлична от старого италийского типа жилища (рис. 166, 167). Разрастанию по горизонтали у особняка (в частности, при добавлении перистиля) в инсулах противопоставлен рост по вертикали. Порожденные дороговизной земельных участков трех- пятиэтажные инсулы были обычным явлением. Августово законодательство допускало шестиэтажные здания (средняя высота этажа 3,5 м). Инсулы зачастую имели причудливую в плане форму, отвечающую плану участка, хотя обычным был прямоугольный план. Площадь, занимаемая отдельной инсулой, изменяется в зависимости от условий. В Риме при средней площади инсулы 216 м2 встречаются инсулы от 100 до 400 м2. Средняя площадь инсулы в Остии несколько больше — 239 м2.

В отличие от особняка, где основные жилые помещения находились в первом этаже, а появлявшиеся иногда помещения во втором этаже играли подсобную роль, в инсуле жилые помещения обычно располагались в верхних этажах. Первый этаж занимали таберны, открытые на улицу широкими дверными проемами. Первый этаж обычно был выше остальных, так как верхняя часть его была занята антресолями, где ютилась семья хозяина таберны. Доступ на антресоли был изнутри здания. Для освещения антресолей устраивались небольшие окна, располагавшиеся над дверьми. Сдававшиеся внаем квартиры в верхних этажах не имели прямой связи с табернами, но имели отдельные независимые входы. Инсулы делились на изолированные вертикальные блоки, каждый из которых имел свою собственную лестницу *.

* Часто инсула имела несколько хозяев, тогда границы их владений проходили по вертикальным блокам.

В отдельных квартирах инсулы полностью исчез характерный для италийского дома атриумный план. План квартиры в инсуле определяет фасад — источник света и воздуха. Тем самым ликвидируется характерная для италийского особняка замкнутость и обращенность внутрь. Вместо этого фасад инсулы приобретает привычный для нас вид городского дома — длинные ряды одинаковых окон, обращенных на улицу *.

* Проблема вентиляции и освещенности была одной из важнейших для римских архитекторов. Это объясняется тем, что стекло по причине своей дороговизны редко употреблялось в жилых помещениях; чаще применяли слюду, но она пропускала мало света. В холодную и дождливую погоду использовались деревянные ставни с прорезями. Поэтому квартиры с широкими окнами, обилием света и воздуха были привлекательны только в хорошую погоду. Также неудовлетворительно было и комнатное отопление (использовались отопительные приборы, напоминавшие самовары, или жаровни, дававшие мало тепла, но много дыма и копоти).

Внешний вид инсулы строг и прост. Стены инсулы украшались редко (узорчатая кирпичная кладка, иногда выделены иным цветом арки над дверьми, пилястры, украшающие вход). В декоре фасада появились, новые элементы — балконы, лоджии.

При изучении массового жилищного строительства империи постоянно приходится сталкиваться с одним противоречием: вскрытые раскопками инсулы отличаются, солидностью постройки, тщательностью работы. В то же время литература первых веков н.э. переполнена жалобами на плохое качество строительства, обвалы, пожары и т.п. Так, Страбон пишет: «В Риме строятся непрерывно по причине обвалов, пожаров и перепродаж. ». Еще ярче обстановка в Риме передана Ювеналом: «. Мы живем в городе, большая часть которого держится на подпорках. Дом наклоняется; управляющий заделывает старую зияющую трещину и советует спокойно спать, хотя дом вот-вот рухнет». Видимо, подобное противоречие литературных и археологических данных объясняется тем, что до нас дошли только инсулы, построенные добротно, в то время как другие здания (а их, видимо, было большинство) в силу своей малой прочности не сохранились. Обычно инсулы имели стены стандартной толщины — 59 см (два римских фута) и сводчатые потолки. Первоначально сводчатыми были перекрытия только нижних этажей, в верхних же они были деревянными. Иногда верхние этажи делались целиком из дерева. Однако скора все конструкции инсулы стали бетонными с кирпичной облицовкой. Удешевление строительства инсул, предназначенных для бедняков, осуществлялось за счет снижения- качества бетона, меньшей глубины фундаментов, упрощенного строительства внутренних перегородок, которые иногда делались из сплетенных ветвей, покрытых штукатуркой. О них Витрувий писал: «лучше бы их не придумывали! Они сберегают место и время. но при пожаре это готовые факелы».

Видимо, инсула развилась из длиннот ряда таберн, расположенных вдоль улицы. Наличие у них антресолей, на которых располагалась семья хозяина, привело к развитию верхних этажей. Подобные «зачаточные» инсулы встречаются в Помпеях. Как сочетание в одном здании трех элементов — мастерской, лавки и жилья — инсула является чисто римским явлением.

Наиболее изучены инсулы Остии, которые стали известны благодаря раскопкам в начале XX в. В Риме наилучшую сохранность имеет инсула, открытая в 1935 г. у подножия Капитолия на улице Джулио Романо (см. рис. 167). Она датируется II в. Здание состоит из шести этажей, достигая своей вершиной подошвы Капитолийского холма. Сохранившаяся высота здания 21,9 м. Нижний этаж занимают две таберны, каждая из которых связана с улицей большой дверью. На улицу выходят и двери лестничных клеток. Прямо над табернами находятся небольшие помещения, высота которых много ниже высоты остальных этажей. Они, видимо, принадлежали хозяевам или арендаторам таберн и развились из тех антресолей, которые ранее занимали верхнюю часть собственно таберны. Тесная связь двух первых этажей и их несвязанность с остальными, занятыми квартирами, подчеркивается и на фасаде здания, где каждому дверному проему первого этажа отвечает оконный проем второго. Дом с фасадной стороны снабжен портиком *. Он занимает по высоте два этажа, отделяя таберны и связанный с ними второй этаж от квартир верхних этажей. Одновременно этот портик является и балконом для третьего этажа. Каждый из трех верхних этажей имел симметричный план: в задней части инсулы проходит через все здание темный коридор. Из этого общего коридора перпендикулярные ему небольшие коридоры ведут в отдельные квартиры. Каждая из них имеет три комнаты: одну — большую, парадную, расположенную в фасадной части, и две маленькие, получающие только второй свет.

Читайте также:  Стены дома уже оштукатурены

* Портики стали широко применяться в Риме на фасадах зданий после ужасного пожара 64 г. н.э.

Были приняты законодательные меры для ограничения бедствий, приносимых пожарами. К этим мерам относились: устройство портиков перед домами, ограничение высоты зданий и незастроенное пространство между сооружениями.

До I в. в Остии господствовал атриумный тип дома, а широкое распространение инсул началось только с конца I — начала II в. Безусловно, что остийское массовое жилищное строительство осуществлялось под влиянием римского. II—III в. н.э.— эпоха полного господства в Остии жилого дома типа инсулы, но в позднеантичное время в связи с процессом дезурбанизации происходит частичное возвращение к старому атриумному типу жилища.

168. Остия. Тип инсул «дома в саду»
169. Остия. Инсула Дианы, II в. н.э.

Остийские инсулы при единстве основных черт имели значительные различия в зависимости от того, для какого социального слоя предназначались сдаваемые в них квартиры. Для очень обеспеченных слоев населения предназначались так называемые дома в саду (рис. 168). В глубине сада были расположены два жилых блока, разделенных сквозным коридором. Каждый из блоков делился на две одинаковые квартиры. Блоки были трехэтажные и, так как нижний этаж не был занят табернами, всего в двух блоках было 12 квартир. Каждая квартира имела две большие парадные комнаты, соединенные широким и светлым коридором. Три другие, меньшие по размеру, получали только второй свет из коридора. Общая площадь каждой квартиры достигала 200 м2. Иногда богатые инсулы имели внутренний дворик. Такова, например, инсула Дианы (рис. 169), расположенная на прямоугольном участке размером 23,3X39,3 м, две стороны которой (северная и восточная) были заняты построенными ранее домами. Ее внутренний дворик (8,8 X 5,8 м) служил источником света и воздуха для большой группы помещений, примыкавших к ранее построенным зданиям. В то же время ни одно из помещений, выходивших на улицы, не имело окон, смотрящих во двор.

Инсулы для менее состоятельных слоев населения имели более скромное устройство и размеры. Даже самые богатые инсулы не имели водопровода. Воду жители получали из уличных водопроводов; лишь некоторые инсулы имели фонтаны во дворе. Большинство инсул не имело уборных и отопительных систем.

Глава «Жилые сооружения. Инсулы» подраздела «Архитектура Римской империи» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: Г.А. Кошеленко (Москва, Стройиздат, 1973)

История античной архитектуры | Totalarch

Вы здесь

Городские дома Рима эпохи Республики

Глава «Городские дома» подраздела «Архитектура Римской республики» раздела «Архитектура Древнего Рима» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией Б.П. Михайлова. Автор: Б.П. Михайлов (Москва, Стройиздат, 1973)

Среди жилых сооружений римлян различаются две основные группы — городские дома и сельские жилища — виллы.

Городские дома в Италии эпохи республики сохранились плохо. Но в засыпанных пеплом небольших городах Кампании — Помпеях и Геркулануме — уцелели не только отдельные дома, но и застройка целых кварталов. Это позволило воссоздать достаточно полную картину развития римского жилища за период с IV в. до н.э. до момента гибели этих городов в 79 г. н.э.

Основой экономики плодородной Кампании было сельское хозяйство. Продукция его перерабатывалась в городах — производство оливкового масла, вина и пр. Городское население Помпей составляли богатые землевладельцы, владельцы мелких пригородных участков, ремесленники (среди них преобладали сукновалы и красильщики) и торговцы. Бедные горожане жили в небольших домиках из трех-четырех комнат. Многочисленные дома мелких торговцев и ремесленников имели обращенные на улицу таберны, являвшиеся сочетанием мастерских и лавок, и жилые комнаты на антресолях или на втором этаже.

54. Итальянский домус. Реконструкция, схема плана

Состоятельные горожане и крупные землевладельцы обитали в обширных жилищах, которые иногда занимали целый квартал, особенно в IV—III вв. при малой плотности городской застройки. К IV в. до н. э. уже вполне установился тип этого патрицианского жилища, называемого домусом. Италийский домус (рис. 54) был дальнейшим развитием атриумного дома, сложившегося в своих основных чертах в этрусской архитектуре. Он представлял собой замкнутое прямоугольное здание, глухие стены которого прорезались кое-где щелевидными отверстиями, служившими для вентиляции. Главным фасадом была одна из торцовых стен, в середине которой находился входной портал. Его фланкировали двери таберн, обычно располагавшихся в передней части дома. Вестибюль приводил в атрий — обширный двор в центре здания, вокруг которого группировались жилые и хозяйственные помещения.

Атрий имел перекрытие с квадратным отверстием в центре — комплювием, через которое проникал свет и попадала дождевая вода, стекавшая в бассейн — имплювий. Обычно для сбора воды под имплювием помещали цистерну. В зависимости от конструкции перекрытия различалось несколь¬ко видов атрия. Самым древним был тосканский (этрусский) атрий, в котором скаты крыши были направлены внутрь, а комплювий, образованный двумя массивными балками, соединенными двумя отрезками, не имел опоры. В четырехколонном атрии углы комплювия опирались на колонны. Коринфский атрий был самым светлым, так как большое число поддерживающих комплювий колонн позволяло расширить его отверстие. Дождеотводящий атрий отличался от тосканского тем, что его скаты были наклонены не внутрь, а наружу, вследствие чего комплювий был высоко поднят.

Целиком крытый атрий использовался редко, только при необходимости возвести над атрием второй этаж. К атрию справа и слева примыкали полутемные спальни — кубикулы, которые получали свет из атрия, и кладовые. Далее, симметрично оси атрия, располагались два одинаковых, открытых в него помещения, называемых крыльями. На противоположной входу стороне дома по его оси находился приподнятый на одну- две ступени зал — таблинум.

В древности таблинум был главным помещением дома: там стояло супружеское ложе и совершались трапезы, поэтому он почитался как священное место семейного единения. Позже таблинум стал служить для деловых занятий главы семьи, приема им клиентов и т.п. Необходимой принадлежностью атрия был стол (картибул) между таблинумом и имплювием; сначала сложенный из камня, а в более позднее время — изящный мраморный (рис. 55). По сторонам таблинума находились комнаты и коридор для прохода в расположенный за домом огород. Раскрытый и в атрий, и в огород таблинум позволял уже от входа увидеть зелень, замыкавшую перспективу дома, и подчеркивал строго осевую композицию италийского жилища, в котором семейный уют сочетался с деловыми интересами и с любовью к природе. Такова общая схема атриумного дома,которая в разных вариантах повторялась в богатых городских домах в течение ряда столетий.

Читайте также:  Каркасы домов завод изготовитель

Помпейские дома, представляющие картину развития атриумного дома, на протяжении своего существования неоднократно подвергались переделкам и достройкам. Поэтому зданий раннего периода дошло относительно мало.

55. Помпеи. Картибул дома Мелеагра
56. Помпеи. Жилые дома: 1 — дом Хирурга, IV в. до н.э.; 2 — дом Саллюстия, III в. до н.э.

Самым ранним из сохранившихся атриумных домов Помпей является так называемый дом Хирурга (* Названия помпейских домов условны) восходящий к IV в. до н.э. (рис. 56). Он был построен из блоков известняка, взятых от какого-то более древнего сооружения, и сложен на глине. Вход на фасаде выделен антами. Внутри дом имел глинобитный пол и покрытые штукатуркой окрашенные стены. Как показали недавние раскопки, атрии первоначально были крытыми или дождеотводящими, так как имплювии в них появились лишь во II в. до н.э., видимо, тогда атрий и получил форму тосканского. Преобразования коснулись и левого от входа помещения, ставшего таберной. Дом Хирурга свидетельствует о большой простоте быта патрицианского жилища в IV в. до н.э.

Дом Саллюстия, ядро которого относится к III в. до н.э., в целом повторяет классическую схему атриумного дома и имеет таберны по бокам от вестибюля. Но у заднего фасада появился портик, который частично окаймлял и боковые фасады. Таким обр.азом, дом все более раскрывался в сторону сада. Большее внимание, чем в доме Хирурга, здесь уделено отделке интерьера, стены которого покрыты росписями первого стиля.

С середины II в. до н.э. патрицианский дом значительно усложняется, усваивая ряд особенностей, присущих богатому эллинистическому жилищу. Прежде всего к атриумному дому присоединился перистиль, который в италийском жилище приобрел иное значение. Если в греческом доме перистиль обычно был невелик, являясь скорее световым колодцем, чем двором, не имел строго установленного места в плакировке дома и мог иметь неправильную форму, то италийский перистиль был гораздо обширнее, имел прямоугольные очертания (даже при участке неправильной формы), располагался обычно по главной оси жилища и был центром всего дома. Перистиль был воспринят римлянами потому, что он наилучшим образом отвечал их потребности раскрытия внутреннего пространства дома в сад, как это показывает эволюция атриумного жилища предшествующего периода.

В центре перистильного двора разбивался сад с фонтаном или бассейном (это также отличало италийский перистиль от греческого). Во многих домах жилые комнаты располагались в этой тихой, насыщенной светом и воздухом части дома, в непосредственной близости к зелени сада и освежающей прохладе фонтана или нимфея.

К перистилю нередко примыкали также бани и хозяйственные помещения. Эта часть дома имела отдельный вход — постикум.

Эллинистическая культура повлияла и на некоторые стороны семейного уклада италиков, что отразилось в структуре ряда домов: комнаты женщин образовали отдельную группу — гинекей (в доме Саллюстия, позже в доме Веттиев, рис. 57); особо выделены были комнаты для гостей — оспициум — в жилищах с двумя входами и двумя атриями (дома Фавна, Лабиринта и др.).

57. Помпеи. Гинекей в доме Веттиев
58. Помпеи. Триклиний дома Моралиста

Вместо одного-двух триклиниев (столовых, рис. 58) нередко стали устраивать четыре соответственно временам года. При этом весенний и летний триклинии выходили на северную сторону перистиля, а осенний и зимний — на южную; летом это способствовало прохладе, а зимой — теплу.

Деловая жизнь дома сосредоточивалась в его передней части — атрии, ставшем приемным залом, и в обращенных на улицу табернах.

Новым элементом патрицианского дома был парадный зал с внутренней колоннадой — экус, включаемый в состав помещений атрия и в состав перистиля. По числу и расположению колонн атрий мог быть тетрастильным, как в доме Серебряной свадьбы, коринфским, как в домах Мелеагра и Лабиринта в Помпеях, и египетским, как в доме Мозаичного атрия в Геркулануме (рис. 59).

59. Виды экусов в италийских домах: 1 — Помпеи. Тетрастильный экус дома Серебряной свадьбы, 1-я половина I в. до н.э. 2 — Помпеи. Коринфский экус дома Лабиринта. I в. до н.э. 3 — Геркуланум. Дом Мозаичного атрия. Египетский экус

В двух первых видах экуса аркады по колоннам перекрывались легкими ложными сводами из оштукатуренного тростникового плетения, прикрепленного к балочной конструкции крыши. Египетский экус был устроен аналогично гипетральным залам Египта и базиликам, имевшим повышенную среднюю часть с боковым освещением.

Удлинение оси дома с введением перистиля, анфиладное расположение помещений и повышение некоторых из них до уровня второго этажа заключало возможность создания интересных перспективных эффектов. Этому способствовало и употребление в интерьере дома колоннад разных масштабов — в атрии, перистиле, экусах и простильных экседрах. Разный масштаб колоннад был также средством подчеркнуть особый характер каждого из этих помещений. Так, атрий с рядом высоких колонн выглядел гораздо торжественнее и официальнее, чем экус, меньшие размеры которого сообщали этому также парадному залу оттенок уюта.

Комфорт и роскошь, свойственные быту богатого горожанина II—I вв. до н.э., сказались не только в больших размерах домов и в усложнении их планировки, но и в пышной отделке помещений.

Атрий, украшенный мраморным мозаичным полом, фонтаном в бассейне имплювия и красивым мраморным столом, красочными росписями II стиля на стенах и статуями, приобрел вид парадного зала, внушающего посетителю мысль о богатстве и художественном вкусе хозяина. Из атрия через нарядный таблинум открывался вид на перистиль, цветники и деревья сада, среди которых белели мраморные статуи, блестели на солнце бронзовые фигуры и искрилась вода фонтанов (рис. 60).

60. Помпеи. Сад дома Марка Лукреция

61. Помпеи. Дом Пансы. II в. до н.э. Реконструкция; план

Атриумно-перистильные дома период а республики отличались необычным разнообразием композиционных схем при сохранении общих черт этого типа жилища. Это объясняется тем, что архитектура каждого дома определялась совокупностью разных условий: специфическими особенностями участка, его рельефом и микроклиматом, капиталом владельца, его общественным положением и количеством членов его семьи. Немалую роль играли личный вкус заказчика, его профессия и культура.

Дом Пансы, основная часть которого относится ко II в. до н.э. представлял собой правильный атриумно-перистильный дом с четким симметричным построением относительно продольной оси (рис. 61). Он имел ширину фасада 34 м и был вытянут в глубину. За атрием, пол которого был покрыт полированным сипнином (бетоном с примесью кирпичной крошки) с белым меандровым узором на красном фоне, находился 16-колонный ионический перистиль с бассейном в центре его. Перистиль достигал 19X15 м; его размер в осях колонн составлял 12×7,75 м. Позже дом был расширен и частично перестроен.

62. Помпеи. Дом Фавна. II в. до н. э. План

63. Помпеи. Дом Фавна. Атрий

64. Помпеи. Дом Фавна. Мозаика: битва Александра Македонского с Дарием

В дошедшем почти без переделок доме Фавна (II в. до н.э.) композиция усложнилась (рис. 62, 63). В передней части дома был уже не один, а два атрия, за ними расположен поперечно главной оси перистиль, а далее — второй перистиль, окружавший сад. Такое удвоение элементов нарушало строго осевое их расположение, но зато способствовало разграничению парадной и служебной частей жилища. Последняя находилась в правой половине дома. Ее средоточием был небольшой четырехколонный атрий, лишенный таблинума. Он не выходил в перистиль, но сообщался с коридором, отделявшим от перистиля корпус кухни и бань. На двухэтажном фасаде ему соответствовал более низкий входной портал.

При входе в парадную часть дома посетителя приветствовала выложенная из камешков на пороге надпись: «Have» («Здравствуй»), Гость проходил через вестибюль с полом из узорчатого красного сигнина и стенами, отделанными строгой архитектурной декорацией из стукового рельефа, и вступал в просторный атрий с мраморным имплювием и фигуркой фавна. Таблинум с мозаичным полом, имитирующим поставленные на ребро кубики, был слегка приподнят над уровнем атрия. Из него открывался вид на широкий перистиль (24 Х19,2 м). Ионические колонны перистиля окаймляли площадку двора, центр которой был отмечен мраморным столиком с фонтаном. Напротив обращенного к перистилю таблинума была устроена экседра, выходившая под портик перистиля и отделенная от его пространства коринфскими колоннами. Ее украшала большая мозаичная картина, изображавшая битву Александра Македонского с Дарием (рис. 64). Экседра, фланкированная триклиниями, замыкала главную ось парадной части дома, начинавшуюся вестибюлем. Со временем к дому был добавлен второй перистиль, дорические портики которого окружали обширный, находившийся в задней части участка сад. По своим размерам — 32×35 м — новый перистиль значительно превзошел первый.

65. Помпеи. Дом Серебряной свадьбы. 1-я половина I в. до н. э. Атрий, план

Построенный в начале I в. до н.э. дом Альбуция Цельса, известный более под названием дома Серебряной свадьбы (рис. 65), невелик и принадлежал к числу средних атриумно-перистильных домов города. Как и в доме Фавна, несколько сдвинутая ось перистиля не являлась прямым продолжением оси четырехколонного атрия (12Х16,5 м). Граница участка не позволила придать перистилю большую величину относительно атрия, что вызвало стремление расширить его хотя бы зрительно. Для этой цели был использован так называемый родосский портик, также пришедший в Италию с эллинистического Востока, но нашедший здесь иное применение. Это примыкающий к атрию портик перистиля, дорические колонны которого, несколько меньшие по сравнению с коринфскими колоннами атрия, значительно выше колонн остальных портиков перистиля. Такое постепенное уменьшение высоты колонн создавало при взгляде на них из атрия иллюзию их перспективного сокращения. В результате воспринимаемый из передней части здания перистиль казался гораздо больше своих реальных размеров, отчего дом в целом производил более внушительное впечатление. Зато из глубины перистиля дом выглядел иначе: пространство перистиля зрительно уменьшалось, а высокий атрий казался расположенным ближе, чем в действительности. Дом Серебряной свадьбы — первый из известных до сих пор италийских домов, в котором использован перспективный эффект, в дальнейшем нашедший большое распространение. Тетрастильный экус под задним портиком перистиля имел еще меньшие по масштабу колонны, несшие легкий овод. На стенах им соответствовали не реальные, а иллюзорные пилястры с гирляндами между ними, изображенные живописными средствами, что было характерно для раннего II стиля стенных росписей. Характер дома несколько изменился ори дальнейших достройках конца I в. до н.э. и 60-х годов I в. до н.э., когда вдоль левого фасада был разбит сад с летним триклинием, а справа добавлены термы с открытым бассейном во дворе. Таким образом, наряду с главной продольной ориентацией дома приобрела значение и его поперечная ориентация.

К концу II в. до н.э. появился новый вид атриумно-перистильного жилища — террасный дом, образцы которого известны в Помпеях, Риме и других городах древней Италии. Он развился из атриумного дома, построенного на склоне холма, сад (или огород) которого находился ниже уровня атрия. В этих условиях добавление перистиля и примыкающих к нему помещений было возможно лишь при использовании террас. Последние нередко укреплялись сводчатыми субструкциями, внутри которых иногда располагались обслуживающие помещения. Так атрий и перистиль оказались на разных уровнях, благодаря чему традиционная замкнутость атриумно-перистильного дома была нарушена. И из атрия, и из окруженного обычно аркадой на столбах перистиля раскрывался теперь широкий вид на окрестный ландшафт; свет и воздух свободно вливались в них.

В Помпеях террасные дома возникали на возвышенных участках близ обветшавшей крепостной стены. В восходящем к началу II в. до н.э. атриумном доме Шампионне (рис. 66) таблинум и триклинии, выходившие за пределы площадки,опирались на субструкции. В начале I в. до н.э. для постройки перистиля на покатом, спускавшемся к городской стене участке были устроены две террасы. Одну из них занял перистиль размеров 10,5X11,5 м, а другую — нижнюю, огражденную парапетом — одномаршевая лестница, ведущая в перистиль. Дом был обращен на юг проемами в стенах атрия и перистиля. Поверх арочных портиков перистиля, лежащего этажом ниже атрия, на уровне последнего проходила галерея, с которой открывался чудесный вид на далекое море, побережье и Везувий.

66. Помпеи. Дом Шампионне, I в. до н. э. Реконструкция
67. Помпеи. Общий вид террасных домов II—I вв. до н.э. Дом Мозаики с голубями (крайнего справа); разрез дома по пандусу; а — план на уровне нижней террасы; б — план на уровне атрия
68. Рим. Дом Ливии на Палатине. Конец I в. до н.э.

Этого же рода дом Мозаики с голубями в Помпеях (названный так из-за прекрасных мозаичных полов в таблинуме и соседних комнатах), а также смежные с ним дома (рис. 67). Но его центром был не перистиль, вообще здесь отсутствовавший, а заменявшие его три сводчатых зала, открытых на природу и сооруженных на одной из трех террас. Интересной особенностью дома было наличие вместо лестниц длинного пандуса, проходившего вдоль правой стены зданий и соединявшего террасную часть со входом в дом по уличному фасаду.

В Риме от этого времени дошла только часть дома Ливии на Палатине (рис. 68), известного великолепными росписями II стиля. От него уцелели лишь остатки средней террасы с двориком, окруженным небольшими помещениями, и остатки нижней террасы. Подобно дому Мозаики с голубями нижнюю террасу занимали три больших оводчатых зала, открытых наружу и соединенных посредством пандуса с несохранившейся наверху атриумной частью дома.

Наибольшего развития террасные дома достигли в I в. до н. э. Позже более распространенным видом богатого дома стала загородная вилла, в которой также часто использовался принцип террасного построения.

Adblock
detector